Я была в депрессии. Мои друзья привезли меня на Пасху в мужской монастырь к отцу Ионе. Когда мы вошли, стояло много людей даже не в очереди, а толпой. Перед ними сидел батюшка Иона и исповедовал кого то.

Я стала в углу и плакала, сама не знаю почему. Обдумывала, какие у меня есть грехи. Подруга меня проталкивала вперед, но было ясно, что сегодня к Батюшке я не попаду.

Вот батюшка поднялся и вдруг через толпу позвал меня к себе на исповедь. Люди расступились, я услышала слова: «Наверное ей нужнее…» Батюшка меня поставил на колени и сразу спросил: «Аборты делала?». Про них я и не вспомнила. Помню, что батюшка показался мне сорокалетним, невероятно добрым. Он плакал надо мной и тихим голосом ругал, говорил, что он у мамы восьмой ребенок. А если бы моя мама сделала аборт?» Я все слова сейчас не помню, но смысл был такой. Еще помню, что у меня болели колени, потому что я ими билась об пол (так бывает, когда стучат зубы от холода).

Потом подруга рассказала, что меня просто подбрасывало. Жуть какая то. Еще батюшка сказал, что надо есть на пасху обязательно. Повторил: «Надо есть». У меня в то время аппетит пропал вообще. Батюшка сказал, что мне надо завтра приехать и причаститься.

Но я не готовилась и не решилась ехать на другой день. Причастилась позже, наверное его молитвами. Все никак не могла понять, как же я могла рожать столько детей подряд, если мне нечем было бы их кормить. Хотя понимала, что батюшка абсолютно прав. Только через 2 года до меня дошло, что Бог бы дал всё, что нужно было бы моим детям.

Второй раз у батюшки я была с другой подругой. Привезла ее я. Мы стояли в толпе исповедоваться, но он меня не принял. После исповеди Отец Иона всех помазывал елеем. Квачиком прикасался к разным местам у человека. Когда к нему подошла я, то почувствовала от прикосновения боль, как будто батюшка меня ударял. Я понимала, что прикосновения были легкими, но получала настоящие удар. Дома потом на этих местах у меня были синяки?! Подруга же от первого прикосновения упала в обморок. Но ее подхватили люди, помогавшие батюшке. Он стал быстро, быстро ударять квачиком, как будто кого-то хотел поймать на ее теле. Она быстро пришла в себя. Помню, что после помазывания я выползла на коленях и поползла к иконе Божьей Матери. У меня было чувство, что хуже меня нет, что грехи мои страшные и ужасное раскаяние. К сожалению, ничего подобного я потом не переживала.

Другие мои попытки попасть к Батюшке Ионе не увенчались успехом. Я передала записочки, которые просили передать знакомые из Почаева и монахини из Черногории, с которыми мы чудесным образом пересеклись. Когда я узнала, что Батюшка старец, я была потрясена. Я же стояла рядом с ним и видела молодого человека. Перед батюшкой мне стыдно за то, что не проявила должного рвения в молитвах и в спасении души. На похороны ехать постеснялась, думала, что будут его близкие, его чада, а я буду создавать толпу и мешать им. Потом уже узнала, что к батюшке было можно подойти все дни до похорон. Так и не простилась с ним.

Батюшка Иона прости меня, моли Бога о мне, если тебе дано дерзновение пред Богом предстательствовать. Вообще всё, что было связано с батюшкой Ионой, было чудесным. Слава Богу, что мы встретили его в своей жизни. Слава Богу, что этот светильник Божий посетил Одессу. Господи, прославь нашего дорогого батюшку схиархимандрита Иону в Своих Райских кущах!



Оставить комментарий